Роман Опалев: "Ростов стал для меня вторым домом после Екатеринбурга"

08. 04. Яна Наконечная (пресс-служба ХК "Ростов")

Лучший бомбардир команды в сезоне 2021/2022 – об отличиях ВХЛ от Первенства, Универсиаде, не сложившемся переходе в "Нефтяник" и о том, как встретил свою любовь.

Роман Опалев: "Ростов стал для меня вторым домом после Екатеринбурга"

"Было обидно, что не вытащили серию, хотя могли"

— Сейчас команда вовсю работает. А где ты провёл первые дни после сезона?

— Дома. Ну, как "дома"… В Ростове (улыбается). На самом деле сложно было бы с женой уехать, поэтому остался здесь.

— Как планируешь выбираться, если не откроют аэропорт?

— Я думаю, на поезде: пока других вариантов нет. Но надеюсь, что аэропорт откроют.

— От первого лица: как вам дались переезды на автобусе в плей-офф?

— Да нормально, в принципе. Ничего такого удивительного в этом нет. Лёг – едешь, отдыхаешь, настраиваешься на игру. Просто надоедает уже в конце, когда, вроде, проснулся, покушал, а ещё ехать и ехать… Ну, а так – всё равно в телефоне залипаешь, и нормально. Могу во что-нибудь поиграть, развлечься.

— До плей-офф ты говорил, что в игровом плане мы не уступаем "Ладе". А в каком – уступили?

— В финансовом – однозначно. А больше ни в чём.

— Равная борьба?

— Даже мы сильнее были. Я бы не сказал, что они имели какое-то преимущество. Ну, решили моменты игровые, и всё. Мастерство.

— После того, как проиграли, была какая-то злость?

— Думаю, да, была. Было обидно, что не вытащили серию, хотя могли. Всё к этому шло, но в конце немножко не повезло.

— Для тебя сезон прошёл ровно, за исключением отрезка в ноябре: восемь игр без набранных очков. Что случилось?

— Не знаю… Чуть-чуть потерял уверенность в себе. Я понимал, что нельзя руки опускать, потому что потом будет только хуже. Старался приносить пользу команде не набранными очками, а чем-то другим. Этот отрезок мог растянуться не на восемь игр, а так, в течение сезона – где-то по четыре игры, по две не получалось бы. А так – месяц почти. Я бы даже сказал, не восемь игр, а одиннадцать, из которых я только в одной очки набрал. Это был неприятный отрезок, но потом более-менее всё наладилось.

— За счёт чего удалось вернуться в колею?

— За счёт, опять-таки, уверенности в себе. Она постепенно приходит. Если её потерять, то потом тяжело возвращать обратно. У меня был такой момент, и я не знал, как её вернуть. Постепенно смог.

"Я подошёл к Григорию Владимировичу, попросил отпустить меня на регистрацию брака. Он сказал: "Да, конечно, какие проблемы? Это святое"

— У тебя много родственников?

— Очень много родственников у меня, на самом деле. Поэтому я даже иногда запрещаю им комментарии писать. Но не получается, всё равно что-то проскакивает (смеётся).

— Есть ещё и хоккейная семья. Что чувствуешь, когда просят автографы?

— Ну, автографы – это приятно, конечно (улыбается). Всегда отвечу положительно, всегда соглашусь. Стараюсь делать то, что просит болельщик. Всё, что в моих возможностях.

— Ты подходишь к тренировкам очень ответственно, но один раз была уважительная причина пропустить. Есть предположения, о чём речь?

— Да (улыбается). Из-за росписи?

— Точно. Как отпрашивался на свадьбу?

— Это было сразу же после игры, после "Барса" (17 октября, 2:1 – прим. ред.). Мы как раз тогда обыграли их в первый раз в истории. Я подошёл к Григорию Владимировичу (Пантелееву, главному тренеру – прим. ред.) после игры, попросил отпустить меня на регистрацию брака. Он сказал: "Да, конечно, какие проблемы? Это святое". И отпустил меня.

— Самый трогательный момент торжества?

— Обмен кольцами, наверное. Запоминается этот момент. Там у меня немножко даже слеза пошла (улыбается).

— В узком кругу справляли?

— Да, с родными спокойно отметили, посидели в ресторане. А дальше – сезон (улыбается). В течение него отвлекаться сложно.

— "Ростов" зовут командой романтиков. Ты бы сказал так о себе?

— А почему романтики-то? Я бы так не сказал. О себе – ну, да, постоянно дарю жене цветы. После каждого выезда стараюсь прийти с букетом, как-то порадовать.

— А жена тебя чем-то радует – блюдами, например?

— Конечно. Она очень вкусно готовит! У меня все блюда любимые, я бы не выбирал. Постоянно что-то новое и разное, и всё очень вкусно.

— У вас были ёжики?

— У нас были ёжики, потому что жена их покупала брату домой. Они, кстати, до сих пор у них живут. Мы просто их на время тогда приютили. Она их купила в первый день, просто принесла домой – посмотреть, какие маленькие. Потом сразу, в тот же день, увезла их, и всё. Сейчас они уже большие. Колючие, не очень приятно (улыбается).

"В Первенстве могли и на неделю распустить, а некоторые команды – на две"

— Правда, что по ходу сезона вы трудились без выходных?

— Нет, были, после игр. Масштабных выходных по два дня не было, один – максимум.

— Не то, что в Первенстве?

— Первенство вообще можно не сравнивать с ВХЛ, потому что там по-другому всё. Там могли и на неделю распустить, а некоторые команды – на две. Это две разные планеты (улыбается).

— Ты выступаешь как раз со времён Первенства. В ВХЛ – как будто новый клуб?

— То, что в новом клубе оказался, не чувствовал… А вот то, что лига совершенно другая – да. Я бы сказал, что в первый сезон у меня было знакомство с ней. Узнал, какой клуб как играет и что нужно сделать для того, чтобы не бояться никого и играть первым номером.

— Ты лидер по времени на льду. Это удовольствие или тяжкий труд?

— Это не тяжкий труд, а больше удовольствие. Я бы, наоборот, ещё больше играл. На самом деле мне нравится проводить много времени на льду, потому что это ответственность, больший интерес. Постоянно хочется что-то сделать: пас отдать, гол забить, создать важный момент.

— Что тебе дали четыре года в Ростове?

— Четыре года – это всё-таки не маленький срок. Наверное, Ростов стал для меня вторым домом после Екатеринбурга. Здесь я нашёл свою любовь, очень вырос как хоккеист. Мне тут дали шанс – спасибо им за это. За то, что поверили в меня, дали раскрыться здесь. Так надо поступать с молодыми игроками, и, я думаю, так везде, во всех клубах, и есть. Кто-то раскрывается, кто-то нет. Вот, у меня получилось.

— Это главный итог?

— Четыре года – ну, что тут? Одно и то же, в принципе: тренировки – дом, тренировки – дом. Чемпионство в Первенстве я даже не вспоминаю, потому что это давно было. Совершенно неважно уже. В ВХЛ три сезона – да, интересно. Первый – ознакомительный, второй – укрепляющий, третий – прогресс вверх пошёл. Это главное.

— Понятно, что оценивать будут эксперты. Но на сколько процентов ты доволен собой?

— Думаю, этот сезон – получше, чем прошлый… Но не идеальный. Можно ещё лучше выступить. Процентов, наверное, на 80 доволен собой.

— Как считаешь, могут ли критиковать люди, никогда не игравшие в хоккей?

— Конечно, каждый может высказать то, что думает. Ничего в этом такого нет. Но поливать грязью, конечно, необязательно (улыбается).

"В прошлом году звали на лидирующие позиции в "Нефтяник", но не срослось"

— Как тебя пригласили на Универсиаду?

— Я узнал про приглашение от кого-то из сотрудников клуба или от агента. Даже не помню, от кого... Но приглашали не лично.

— Отмена соревнований. Расскажи историю со своей стороны?

— Мы уже приехали туда, на базу, в Новогорск. В общий чат написали, что Универсиаду отменили. Сами швейцарцы, вроде как, из-за коронавируса. Они побоялись принимать, потому что начали бы подскакивать рейтинги заболеваемости. Ну, мы были уже готовы прямо… На следующий день должны были сдавать ПЦР-тест и два дня ждать результатов, а потом тренироваться. Но хорошо, что игры были со "Звездой". Сразу же доехали в Москву, там рядом. Нам было не так сложно добраться, как ребятам из других команд.

— Что сказали ребята при встрече?

— Да ничего такого. Мы приехали, кстати, сразу к тренировке. Ну, не получилось – ничего, бывает. Нестрашно.

— "Нефтяник" уже вовсю подписывает контракты. Поглядываешь, как обновляются составы других команд?

— Да, смотрю, кто куда приходит, кто уходит. Там ещё непонятно во многих командах, кто будет играть, какое финансирование. Что вообще дальше – неизвестно.

— Тебя звали в Альметьевск в прошлом году?

— Да, в том году звали, после окончания сезона хотели. Предлагали занять лидирующие позиции: я буду много играть, от меня будут требовать результат… Но в итоге не срослось. "Ростов" сделал мне квалификационное предложение, не отпустил. Дорого выкупать было, поэтому я остался.

— Экипировка в стране под вопросом: "Bauer" и "CCM" прекратили поставки в Россию. Что думаешь об альтернативе?

— Я даже не знаю… У нас никакой альтернативы нет.

— "Заряд"?

— Они не делают хоккейную экипировку, только клюшки. Я даже не думал об этом, если честно… Быстро наладить производство сложно будет. Может, из Китая какие-то аналоги заберём себе. Вроде, с ними нормальные отношения.

— Каким, по-твоему, будет следующий сезон?

— Мне кажется, клубам будет очень сложно в финансовом плане. Покупать ту же экипировку: если она будет, то очень дорогой. А хотя… Может, всё и наладится сейчас. Все санкции снимут, и всё будет нормально. Никто же не знает, что будет завтра.