Алексей Краснов: "Команда за те два сезона, что я здесь нахожусь, становится лучше и крепче"

25. 05. Яна Наконечная (пресс-служба ХК "Ростов")

Защитник символической пятёрки 2021/2022 – о том, как складывался прошедший сезон: травмы, партнёры по звену, старые и новые друзья.

Алексей Краснов: "Команда за те два сезона, что я здесь нахожусь, становится лучше и крепче"

"Пассажиром ездить не очень люблю"

— Ты из тех, кого не коснулось закрытие аэропорта в Ростове. Спасибо машине?

— Да, очень сильно выручила. На последних выходных сборов отвёз семью домой. Знаю, что некоторые ребята искали все пути: и на поездах по два дня ехали, и через Сочи, чтобы улететь. У меня с этим было проще: довёз родных до деревни, родители их забрали, и всё.

— За сколько доезжаешь до Москвы?

— До Москвы я ещё ни разу не ездил, но до Тулы доезжаю за восемь-девять часов. Если пробки есть на выезд из Ростова, то за девять, нет – за восемь.

— Дальняя дорога за рулём – тяжело?

— Нет, для меня она оказалась вообще очень комфортной. За день проехал 1600 км, грубо говоря. Ехал восемь часов, поспал пять-шесть часов, сел в машину и поехал обратно.

— Спокойно ездишь пассажиром?

— Пассажиром мне не очень нравится, не очень люблю. Даже когда у меня не было машины и мы ездили в деревню с родителями, с мамой в основном, я говорил: "Всё, мам, я не поеду на пассажирском". Ты не знаешь, чем себя занять, и я не очень это люблю. А за рулём концентрация: едешь, наслаждаешься.

— Самый необычный попутчик в твоей жизни?

— Мама, потому что это всегда крики, оры, переживания (улыбается). Особенно когда ты чуть-чуть превышаешь скорость, тебе с заднего сидения говорят: "Не гоняй!"

— Как поживает семейный бизнес?

— Нормально. Развиваемся, вышли на пару кофеен в Ростове. Людям нравится, и это самое главное.

— Твой заказ в кофейне?

— Мой заказ? Я пью только кофе. И то, в последнее время перестал. Пью чай фруктовый. Мы с Пашей Антиповым в Ростове в сезоне жили рядом, и когда тепло стало, созванивались с утра: "Пешком?" – "Пешком". Встречались около кофейни: он – капучино, я – чай. Пока идёшь до работы, общаешься, смеёшься, и утро сразу лучше, чем на машине. Но в плохую погоду не хочется пешком идти.

— Когда Инстаграм закрыли, пришлось адаптироваться?

— Ну, да, это было не очень приятное событие, потому что мы всю ставку сделали на Инстаграм. Занялись там плотной рекламой, всем. А в итоге, когда вышли на тот минимум, на который надо было, нам сказали: "Извините". Жена прошла обучение ВКонтакте, как продвигать там страницу. Стараемся адаптироваться, а что делать? Скажем так: бизнес – такая штука, что либо подстраиваешься под него, либо это не твоё.

— Командный чат в Телеграм не перекочевал?

— Нет. Вотсапп же не закрывают.

"На морозе борода меня спасает, поэтому в сезоне стараюсь не бриться"

— Латиницей пишешь Alex или Alexey?

— Alex.

— Почему?

— Ну, не знаю. Когда мы в Америку по детству ездили, в Европу, Алексей – это было официально. А на всех играх – Алекс, Алекс. Лёша, Лёха, Алекс – это ещё более-менее, но не Алексей и не Алёша.

— Была история, что вы с Пашей Антиповым – кулинары. Что готовили?

— А, ну да, мы решили собраться на выходных с командой. Нас было много – с жёнами, с детьми. Просто поехали на природу, и так как мы самые шебутные, мы с Пашей решили, что будем ответственными за готовку. Я такой человек, что мне проще самому сделать, чем кому-то доверить. Купили 10 килограммов мяса и сделали пять видов шашлыка. Всем ребятам понравилось. Осталось – мы на следующий день пришли друг к другу в гости. А так да, хорошо было.

— Плачешь, когда режешь лук?

— Нет. Есть много способов, я их применил и понял, что помогает.

— Паша часто готовит?

— Паша очень часто готовит. Я ем только на работе, жена дома тоже не так часто питается. А Паша – да. Его жена удивляется: "Зачем я ему вообще, когда он сам себя прокармливает?" (смеётся).

— Как ухаживать за бородой?

— Мыть и стричь. Всё.

— А в плей-офф?

— Ну, она не такая большая, как хотелось бы, скажем так. Некоторых людей встречаешь – у них там целый улей, где могут и пчёлы завестись, и всё остальное (улыбается). Я её просто подравниваю и по утрам мою.

— На морозе не замерзает?

— На морозе она, наоборот, меня спасает, поэтому я в сезоне стараюсь не бриться, только подравниваю. А летом всё сбриваю.

— Ты дарил клубный календарь одному барбершопу. Появились друзья?

— Да, был случай. Я в прошлом году, когда делал татуировку, приехал в тату-салон, а там парень делал жене ремонт в её кабинете. Мы что-то разговорились: "О, хоккеист", туда-сюда. Он попросил постер с календарём, и я ему сделал такой подарок. До сих пор поддерживаем контакт. Правда, я давно у него не был... Обещал приехать, но так и не получается.

— Насчёт ремонта – ты Лёше Прохорову помогал?

— Да, помогал Лёхе, он просил меня. После Нового года делали ему ремонт: вешали всякие шторы, карнизы, телевизоры.

— У женщин есть такая фишка – стричься, чтобы сбросить с себя всё плохое. У мужчин с бородой работает?

— Нет, мужчины к этому относятся вообще по-другому. Ну, вот, плей-офф закончился – я просто пошёл и всё сбрил. Не потому, что хотел забыть этот плей-офф или ещё что-то (улыбается). Просто захотелось. Чуть-чуть к лету шевелюру свою скинул, чтобы она обновилась. Ну, как змея скидывает кожу, вот я так (улыбается).

"Когда мне в первый раз ногу разрезали, доктор говорит: "Ну, тебе нельзя играть". Я сказал: "Да, хорошо", а через две минуты вышел на лёд"

— В сезоне тебя не обошли травмы. Что было?

— Много всего было. И ноги резал – точнее, мне резали коньком два раза, причём подряд. И если в первый раз было не так сильно, то когда второй раз порезали, были проблемы. Может быть, потому что неправильно зашили. Я очень долго не мог выйти на лёд, хотя меня брали в поездки, я видел – на меня рассчитывали. И сам торопился, хотел вернуться, потому что не мог смотреть, как ребята там без меня играют. В итоге я залечился, и сейчас более-менее.

— Как вообще возможно порезать, у вас же щитки?

— Я тоже не знаю. Играл 20 лет в хоккей, и никогда такого не случалось, а в этом году – два раза. Но я поменял форму, купил защиту дополнительную. Слава Богу, всё нормально.

— Это так же страшно, как звучит?

— Ну, я бы не сказал, что мне очень сильно порезали. Да, дошли до кости, если не ошибаюсь, ну и что? Зашили вену, сухожилие, и всё – пошёл. Когда мне в первый раз ногу разрезали, мы были в Кургане. Меня хотели отправить в больницу, но я сказал: "Нет, зашейте мне тут", и доктор говорит: "Ну, тебе нельзя играть". Причём не наш доктор, а "Зауралья". Я сказал: "Да, хорошо", а через две минуты вышел на лёд. Первая смена – меня поставили в большинстве, и мы сразу забили. После этого я отыграл ещё полпериода и сказал, что мне тяжело.

— Шили с анестезией?

— Ну, местную сделали, конечно. Зашили, и пошёл дальше играть. А как по-другому? Тут адреналин, ты весь в игре. Мне кажется, наоборот, хоккей – тот спорт, в котором проявляется твой мужской характер или какой-то внутренний стержень. Я походил, понял, что доиграю, а там пусть будет, как будет.

— В прошлом году мы обсуждали переломный момент в начале зимы. А в этом? Ты ведь стал лучшим защитником недели в октябре.

— В прошлом году у меня родился ребёнок, и для меня это стало каким-то знаковым событием: были и шайбы, и очки, и результативность, скажем так. В этом году то, что меня признали лучшим, было очень приятно, но я также поблагодарил своих партнёров. Они сделали всё для того, чтобы я забил и стал лучшим защитником. Но в этом году не было такого, что прямо "вниз" и резко "наверх". Были спады, были какие-то подъёмы, но в основном всё более-менее гладко. Если не считать этих двух травм, которые выбили меня в общей сложности на месяц-полтора.

— У нас пятеро становились лауреатами недели. Как считаешь, это говорит о том, что клуб растёт?

— Третий сезон закончился в "вышке". В первый год нам не хватило, по-моему, четырёх очков, чтобы залезть в плей-офф, в прошлом году – в последний вагон, в этом мы уже на 10 месте закончили. Да, это говорит о том, что клуб – не аутсайдер. Но я думаю, что здесь  и заслуга каждого из ребят, потому что результат даёт команда. А команда за те два сезона, что я здесь нахожусь, становится лучше и крепче. И даже ребята, которые приходят к нам на пару месяцев, это подтверждают. Пашка Шэн приезжал, мы с ним знакомы. Он, когда уходил, говорит: "Ребят, у вас очень хороший коллектив, у вас многое получится". Все, кто приезжает, говорят, что мы играем за счёт коллектива, нет всяких подноготных. Плюс, да, нам Григорий Владимирович (Пантелеев, главный тренер – прим. ред.) даёт свободу действий в хоккее. То есть нет каких-то жёстких рамок, мы просто наслаждаемся игрой, и за счёт этого, я думаю, приходит результат.

"Очки для меня всегда были не так важны, как коэффициент полезности"

— От Жени Петрикова тяжело было отделиться?

— Когда я первый сезон отыграл с Женькой, да, нам было комфортно вместе. Мы очень хорошо дружили, делили общие интересы. Но, скажем так, я уже не молодой. В этом году нас поставили по разные стороны, но я бы не сказал, что он без меня хуже сыграл. Как видите, мастерство не пропьёшь. Я тоже от него не отстал. Если сравнивать статистику за два сезона, я в прошлом году набрал 13 очков, и у меня "+/-" был первый. В этом году – чуть меньше, но остался в лидерах по полезности. Меня выбили травмы, и мы последний выезд в Питере очень плохо провели. Перед ним у нас у всех был коэффициент полезности одинаковый: у Жени Петрикова, у Елисея (Минаева – прим. ред.) и у меня. Но, вот, поездка в Питер очень сильно по мне ударила, уехал с "-7". Хорошо, что всё-таки остался в тройке лидеров, потому что, когда ты хочешь прогрессировать и добиваться чего-то большего, нужно не сбавлять. У защитников, если хочешь, чтобы тебя заметили, основное – как ты играешь в защите. Очки для меня всегда были не так важны, как коэффициент полезности.

— Раз упомянул Питер: в финале кто из друзей играл?

— Многие: в Питере – Максим Джиошвили, Саша Кулагин. И ещё – не Петриков, а...

— Петраков?

— Да, да, Петраков. Мы с Кулагиным и Петраковым были в "Витязе", в первой команде тренировались. А с Максом [Джиошвили] ещё дольше знакомы: по детской школе начинали в "Динамо". Тоже там года два-три провели, по-моему, вместе. Потом я ушёл, он уехал в Европу, и когда мы по "молодёжке" с ним встретились в "Русских Витязях", то это было очень приятно и неожиданно для меня. Вот и сейчас приезжаем друг к другу, очень хорошо общаемся. Мы следим друг за другом: у него сын подрастает, у меня – дочь. Но то, что он творит на льду и то, что он сыграл в финале, это заслуженно. Он всегда был человеком, который ставил большие цели. Я думаю, что если бы он играл в команде, а она вылетела на ранних стадиях, то досадно было бы. Поэтому я очень рад, что он закрепился в "Динамо". Вижу, что ему нравится.

— Питер успели посмотреть?

— Питер – да. Мы когда в этом сезоне ездили, я взял с собой Мишу – массажиста, Серёжу – доктора, и Владлена – тоже массажиста, и мы вчетвером два дня гуляли по Питеру. Ну, я там каждый год, а ребята в первый раз. Там всё в шаговой доступности, грубо говоря, и мы за один вечер обошли весь центр. Миша очень хотел попасть в "Камчатку" – бар Виктора Цоя, и на второй день туда сходили. Очень много мест посетили.

— А ещё где гуляли?

— Казань. Приехали – сразу пошли гулять по площади тоже. Но там не так много было времени, поэтому мы прошлись два раза по центру и уехали в другие города. А в Питере мы очень хорошо погуляли.

— На отпуск есть планы по городам?

— Приехать в Москву, сделать там дела по дому. Потом встретиться с друзьями, и, наверное, поедем к жене в деревню. Там я уже буду плодотворно заниматься подготовкой к сезону, потому что у неё прямо под домом построили новую арену. Я познакомился там с любителями, очень хорошо начали общаться. Они мне предоставляют лёд, я их тренирую. Ну, я вместе с ними, грубо говоря, занимаюсь, сам в зал хожу. Поэтому, думаю, в этом сезоне начну заниматься уже с мая месяца.

"Таких людей, как Пашка Антипов, больше не встречал за свою жизнь"

— На матч в Туле к тебе кто-нибудь приходил?

— Хотели. Очень много из тех хоккеистов, с которыми летом тренируюсь, хотели приехать, но у них не получилось, потому что по кому-то ударил коронавирус, у кого-то просто с работой был напряг. Ну, а так собиралось, наверное, человек 10-15. То есть все те мужики, с которыми я тренировался. Они играют в Ночной хоккейной лиге и в этом году заняли первое место. Скидывали фотографии с кубками, с медалями, радостные. Приехал – поздравил их. Они следят за моими успехами. Я, вот, когда жену домой отвёз, просто зашёл поздороваться, а они сразу: "Ооо, как вы там, что? Следим". Приятно, на самом деле. Люди, с которыми я случайно познакомился на дороге, оказались такими хорошими.

— Может, такие люди – один из ингредиентов счастья? Какой у тебя рецепт?

— У меня два счастья – жена и дочка (улыбается). А третье – вон, под боком сидит, Паша Антипов. Мне его хватает уже второй сезон. Хорошие люди – залог хорошего настроения. Приятно, когда такие люди тебя окружают, это всё-таки дорогого стоит. Особенно такие, как Пашка (улыбается). Я больше таких не встречал за свою жизнь. И таких, как мужики, с которыми в хоккей играем, тоже надо поискать.

— Паша твои детские фото тренерам демонстрировал?

— Ну, он не может без этого. Я один раз на тренировке подставил его: накуролесил на двухсторонке. Он не хотел восемь кругов проигравшим бежать, а у Вадима Щеголькова был день рождения. Он играл против нас, поэтому я решил, что именинник не должен бегать так много (смеётся).

— По-джентельменски поступил.

— Ну, так, по-дружески.

— Летали к Антиповым в Саратов?

— Да. У нас 23 мая была годовщина свадьбы с женой, три года совместной жизни. Когда мы думали о том, как нам это время провести, жена сказала, что у нас взрослая дочка, она может посидеть с бабушками и дедушками. Мол, давай её оставим и куда-нибудь уедем. Первой идеей был Калининград, но я сказал: "Зачем нам куда-то ехать, когда у нас есть ребята в Саратове, которые нас ждут?" Мы сразу же им написали, они были очень рады, что мы едем к ним. Прилетели в четверг вечером – ребята сказали, что мы будем жить у них. Забрали нас из аэропорта, и в понедельник вечером мы так же улетели. Провели очень весёлые выходные, погуляли чуть-чуть по городу, повеселились. Нам очень понравилось, жена в восторге. Я думаю, что это не последняя наша поездка, потому что мало посмотрели мест. Из-за того, что выходные. Прилетели в Москву – забрали дочку от бабушки с дедушкой. Она очень сильно соскучилась, тепло нас встретила. На следующий день уже проснулись – мысли о делах. Поездка была просто шикарная, сногсшибательная. Мы ни разу не пожалели о том, что взяли билеты и поехали к ребятам. Я считаю, что любой внезапный "кипиш" всегда заканчивается весёлыми моментами и прекрасными впечатлениями.