Данила Марушев: В детстве у нас дома везде был хоккей

03. 09. Яна Наконечная, пресс-служба ХК "Ростов"

Интервью с 23-летним форвардом ростовчан.

Данила Марушев: В детстве у нас дома везде был хоккей

Нападающий Данила Марушев и его брат Максим родились в первый день нового года в семье бывшего профессионального игрока и с детства были окружены хоккеем. Сейчас близнецы живут на разных континентах: Данила пополнил состав "Ростова", а Максим выступает в системе клуба НХЛ "Вегас Голден Найтс". Об испытаниях в карьере, отношениях новичка с братом и адаптации в донской команде – в первом интервью регулярки.

— Каково это: родиться 1 января?

— Да не знаю… Ничего такого. Спрашивают, мол, не жалеешь ли, что родился первого, один подарок на два праздника: на Новый год и на день рождения. Да нет, не жалею. Даже рад, что 1 января ещё один праздник. Можно отмечать один за два.

— Обычно дарят два подарка или один?

— Да по одному. У нас в семье не было капризов с подарками. Всё прекрасно понимали, особо-то их и не просили.

— У тебя богатый опыт выступления в Казахстане. В каком городе больше всего понравилось?

— Именно как город – Павлодар. Он такой маленький, чистый, компактный, уютный. Актобе тоже хороший город, понравился.

— В командах условия одинаковые или есть разница?

— Из "Темиртау" я перешёл в "Иртыш" – там, вроде, всё нормально было по условиям, а в январе от нас ушёл спонсор. Клуб обанкротился, мне пришлось на месяц перейти в "Актобе". После этого вернулся в Россию.

— У тебя на странице фото в сомбреро. Путешествовал в Мексику?

— Нет, это в Турции был ресторан такой (смеётся). Году в 2019, что ли, ездили туда с братом и с друзьями отдыхать. Это лето провёл в Саратове.

— Когда последний раз был в Москве?

— В прошлом году. Я как из Казахстана приехал, тренировался какое-то время в Саратове. Потом в июле мы с братом поехали в Москву, там были сборы, их агент организовывал. Мы там два месяца пробыли. Время практически подошло к началу нового сезона, а я всё был без команды. Потом приехал домой в Саратов, потому что аренда квартиры закончилась, неделю потренировался с малышами из "Кристалла" и принял решение, что останусь в клубе на год.

— Что за малыши?

— Там 2006 год тренировался. Был свободный лёд, мы договорились с тренером – просто ходил кататься для себя. Делал те же упражнения, что и они.

— А кто был на сборах?

— Много кто: Капризов, Шестёркин, Орлов, Артюхин, Радулов. Мы сидели в одной раздевалке, ничего зазорного не было с ними пообщаться. Могут подсказать, много смеются, была позитивная обстановка. Они обычные люди.

"В детстве были немного бешеные в плане хоккея, постоянно играли"

— Вы с братом описывали свои отношения как: "Один только подумал – другой уже клюшку подставляет". А в жизни это работает?

— Работало, когда жили вместе (улыбается).

— Как часто сейчас общаетесь?

— Мы постоянно на связи. Когда он уезжает в Америку, получается, конечно, реже, потому что часовые пояса разные. Либо утром, либо вечером можем созвониться, игры и тренировки стоят в разное время. Конечно, тяжеловато, недолго общаемся. На 20 минут созвонимся…

— Бывало, что, находясь в одном клубе, играли по разным звеньям?

— Конечно. Когда взрослеешь, уже есть понимание, что тренеры могут поменять звенья, относишься к этому спокойно и реагируешь нормально. Уже нет такой необходимости играть вместе. Конечно, хочется, но это не принципиально, потому что в сочетаниях всё делается для команды.

— Был ли такой уровень понимания с кем-то, кроме Максима?

— С Ранисом Миргалиевым примерно похоже, с Иваном Смолёвым. С Ранисом в "Кристалле" были, с Иваном на сборах познакомились, играем сейчас вместе. У нас схожее понимание игры.

— Про вас с братом говорят: "Один чуть выше, другой молчаливее". Кто есть кто?

— Максим выше, я молчаливее (смеётся). Ну, не знаю… Он тоже не прямо такой уж общительный. Смотря с кем. С друзьями – понятное дело.

— Самое дорогое, что вы ломали дома, играя в хоккей?

— Стёкла разбивали на дверях, батареи роняли, резались. Просто играли вместе, боролись, когда маленькими были. Один толкнул – кто-то поранился, или рядом с дверью играли – разбили стекло, на руке рассечение было.

— У тебя?

— Нет, у брата.

— То есть ты ни разу не пострадал?

— Ну, страдал, конечно, тоже (смеётся). Но не так уж сильно.

— Родители не ругали?

— Ругали, как без этого. У нас же старший брат ещё, он на тот момент выступал в "Кристалле", папа тоже играл в своё время. У нас дома везде был хоккей, были немного бешеные в этом плане, постоянно играли. Конечно, и на улице много времени проводили.

— Изменилось ли твоё отношение к Максиму с годами?

— Думаю, да, с возрастом это приходит. Всё равно понимание становится другим, ты взрослеешь. Более спокойно стали друг к другу относиться, меньше ругаемся. Другие ценности появляются в жизни.

"Первые две недели после операции на сердце слышал, как оно хлюпало"

— Самый большой стереотип о близнецах, что чаще всего спрашивают?

— Про голос, допустим, про характер, кто больше смеётся или молчит, кто выше или ниже. Многие удивляются, что мы разного роста, хотя и близнецы (улыбается).

— А кто раньше родился?

— Максим.

— Пытались вместе познакомиться с девчонками?

— Нет, такого не было. Не как в сериалах живём.

— Существует Тикток-аккаунт "Хоккей и лучшие моменты братьев Марушевых". Кто его ведёт?

— Старший брат (смеётся). Узнавал у него, что и как, делает ли ещё. Да там, по-моему, видео мало.

@marush___17

— Хотел бы что-то поменять в своей карьере?

— Возможно, но понимаю, что всё сложилось, как должно было. Какие-то испытания я должен был пройти в жизни. Значит, так надо было, ничего не хотел бы менять.

— Ты делал операцию на сердце – врождённое или приобретённое?

— Это, по-моему, приобретённое в связи с болезнями. Когда болел, на тренировки ходил и, видимо, приобрёл. Ногу ещё ломал. В общем, в Казани – одни болезни и травмы.

— После вмешательства заметил какие-то изменения?

— Нет, вообще ничего. Только первые две недели слышал, как сердце хлюпало. Ну, на боку лежу – что-то хлюпает (смеётся).

— Не боялся за саратовскую медицину?

— Нет, у нас хорошая медицина. Можно было и в Казани, там тоже предлагали, но в Саратове сделал по полису. Был знаком с хирургом, он хороший специалист. Меня к нему направили, и он проводил операцию.

— Не страшно было возвращаться на лёд?

— Да нет. Мне казалось, что просто не задумывался об этом. Это ещё перед операцией думал: что, если что-то не получится? Закончу? А потом, когда сделали, уже всё нормально стало. Пришло понимание, что всё вернулось в норму, и стало спокойно.

"Паша Антипов постоянно припоминает, что в школе нас с братом путали"

— Когда-нибудь играл против "Ростова" в Саратове?

— Не успел. В прошлом году начал тренироваться в конце августа, а "Ростов" уже сыграл с "Кристаллом" на предсезонке в двадцатых числах.

— Как давно знаком с Пашей Антиповым?

— Ещё со школьных времён, мы в одной школе учились. Понятное дело, что он в старшие классы ходил, а мы с братом ещё маленькие были. Он постоянно припоминает, что нас путали, не знали, кто есть кто.

— Что слышал о "Ростове" до перехода?

— Узнавал у Паши, что за обстановка, какие условия – сказал, что всё супер. На самом деле я и прочувствовал сейчас атмосферу, что коллектив тут вообще классный. Сразу влился, условия тоже хорошие. Есть всё, что нужно для того, чтобы играть.

— Тебе комфортно в нашей команде?

— Безусловно, да.

— Просмотр прошли все, кроме травмированного Лебёдкина. Ты когда-нибудь видел такое?

— Ну, бывают случаи, когда что-то идёт не так на сборах – сломаешься, приходится ехать лечиться. Такое бывает. То, что все подписали контракты – я считаю, здорово. Все работали, старались, поэтому хорошо, что так вышло.

— Судя по профилю ВКонтакте, главные качества для тебя – доброта и честность. Отвечает ли "Ростов" этим требованиям?

— Конечно (улыбается).

— В чём наше преимущество перед остальными?

— Тренеры дают нам играть и не загоняют в какие-то рамки, у нас нет прямо строгой системы. Конечно, есть основополагающие факторы, без которых не выигрываются матчи – это правильные действия в зоне обороны и, что касается игры в нападении, – нацеленность на ворота, показывать комбинационный хоккей.